Оценка риска дряхлости у пациентов среднего возраста с ВИЧ

Люди среднего возраста, живущие с ВИЧ, имеют повышенный риск дряхлости по сравнению с их ВИЧ-отрицательными ровесниками, – сообщают голландские исследователи в журнале AIDS. Связь между состоянием дряхлости и ВИЧ-инфекцией сохранялась даже при учете хорошо известных факторов риска.

«Мы изучали фенотип дряхлости в группе ВИЧ-положительных людей среднего возраста, находящихся на комбинированной антиретровирусной терапии (кАРТ), с неопределяемой вирусной нагрузкой и в схожей контрольной группе ВИЧ-негативных людей», – объясняют авторы. «Депрессия, низкий индекс массы тела (ИМТ) и более высокий показатель соотношения объема талии и бедер (СОТБ) сильно связаны с более высокой категорией дряхлости, однако ни один из изучаемых факторов не может объяснить наблюдаемую связь между ВИЧ-инфекцией, состоянием пре-дряхлости и дряхлостью». Низкий индекс массы тела (ИМТ) особенно связан с дряхлостью у людей, живущих с ВИЧ.

Дряхлость начинает проявляться посредством потери веса, замедления походки, снижения крепости сжатия руки, истощения и последовательного снижения физической активности.

Дряхлость – это медицинский синдром, имеющий множество возможных причин. Независимо от причины, он связан с повышенным риском возникновения заболеваний и смерти. Особо высокая частота распространенности состояния дряхлости наблюдается у ВИЧ-позитивных людей по сравнению с контрольной группой ВИЧ-негативных людей. Возможными причинами состояния дряхлости в связи с ВИЧ могут быть воспалительные процессы, связанные с ВИЧ-инфекцией, заболевания, ассоциированные с ВИЧ, и побочные эффекты некоторых антиретровирусных препаратов.

Исследователи голландского IV Когортного Исследования AGEh попытались выявить причинно-следственные связи между ВИЧ-инфекцией, состоянием дряхлости и пре-дряхлости (более мягкая, возможно обратимая форма дряхлости). Они включили в исследование 521 ВИЧ-позитивных человека и 513 ВИЧ-негативных человек со схожими характеристиками. На момент начала исследования все участники были в возрасте 45 лет и старше. Процесс отбора участников происходил с 2010 по 2012 годы.

Среди всех участников была проведена оценка состояния дряхлости/пре-дряхлости с использованием критериев, предложенных Fried и его коллегами. Данный инструмент включает оценку пяти параметров:

  1. ненамеренная потеря веса, превышающая 4,5 кг. за прошлый год или 2,3 кг. за последние шесть месяцев          
  2. низкая физическая активность
  3. истощение
  4. низкий уровень максимальной силы сжатия руки
  5. медленная скорость движения (походки)

Участникам исследования диагноз состояния дряхлости ставили по наличию, по крайней мере, трех параметров; состояние пре-дряхлости диагностировалось по наличию одного или двух параметров.

Также осуществлялся сбор данных о наличии несвязанных с ВИЧ и ВИЧ-связанных факторах, возможно ассоциированных с состояниями дряхлости/пре-дряхлости.

В среднем участникам было по 53 года. У людей, живущих с ВИЧ, чаще диагностировался гепатит С, депрессия и сопутствующие заболевания. Диагноз ВИЧ был в среднем двенадцать лет, 94% из них принимали АРВ терапию, и 93% имели неопределяемую вирусную нагрузку.

У людей с ВИЧ значительно чаще отмечалось состояние дряхлости (11% против 3%) или пре-дряхлости (51% против 36%), чем у ВИЧ-негативных людей из контрольной группы (p < 0.001). Это было одинаково для всех возрастных категорий.

Принимая во внимание такие факторы, как возраст, пол, национальность, привычка курения, наличие гепатита С, наличие сопутствующих заболеваний и депрессии, была выявлена существенная связь между ВИЧ-инфекцией и состоянием дряхлости (адаптированный OR, 2.16; 95% CI, 1.66-2.83, p < 0.001).

Однако изучаемый показатель соотношения объема талии и бедер снизил связь между ВИЧ-инфекцией и состоянием дряхлости, хотя связь оставалась существенной (адаптированный OR, 1.93; 95% CI, 1.46-2.55; p < 0.001). ИМТ также уменьшил связь между ВИЧ-инфекцией и состоянием дряхлости (адаптированный OR, 1.74; 95% CI, 1.31-2.32, p < 0.001).  

У ВИЧ-позитивных людей с ИМТ ниже 20кг/м2 отмечалось шестикратное повышение риска состояния дряхлости по сравнению с ВИЧ-позитивными людьми с более высоким показателем ИМТ (OR, 6.14; 95% CI, 3.10-12.18, p < 0.001).

Анализ, который включал только людей с ВИЧ, показал, что более длительный прием терапии с ингибиторами протеазы (OR, 1.05/лет; 95% CI, 1.01-1.10, p = 0.01) и более длительный период подавления иммунитета (OR, 1.14/лет; 95% CI, 1.00-1.30, p = 0.05) ассоциированы с состоянием дряхлости. Однако после адаптирования для текущего и минимального ИМТ ниже 20кг/м2 оба этих фактора перестали быть значимыми. После взятия под контроль потенциальных вмешивающихся факторов, текущий ИМТ ниже 20кг/м2 (OR, 2.83; 95% CI, 1.26-6.37, p = 0.01) и минимальный ИМТ ниже 20кг/м2 (OR, 2.51; 95% CI, 1.46-4.31, p = 0.001) и показатель соотношения объема талии и бедер (OR 1.79 на 0.1 выше; 95% CI, 1.32-2.41, p < 0.001) оставались сильно связанными с состоянием дряхлости.    

«Дряхлость может представлять собой долгосрочное последствие жизни с продвинутой стадией ВИЧ-инфекции», – делают вывод авторы. «Наблюдаемая связь между более высоким показателем соотношения объема талии и бедер и более высокой категорией дряхлости, которая частично объяснила связь между ВИЧ-инфекцией и состоянием дряхлости, указывает на то, что изменения в композиции тела также могли способствовать появлению состояния дряхлости».

Источник: Kooij KW et al. HIV infection is independently associated with frailty in middle-aged HIV type 1-infected individuals compared with similar but uninfected controls. AIDS 30: 241-250, 2016.

Перевод: Фонд menZDRAV.